11 Апреля 201911

"Мифы и легенды Серпухова": "смертный приговор" Булгакову

"Мифы и легенды Серпухова": "смертный приговор" Булгакову

Мы продолжаем сбор ценных сведений о нашем городе. На этот раз, Серпухов "задет по касательной", но событие, которое с ним связано - судьбоносное во всех смыслах.

     Есть мнение, что от голодной смерти Булгакова спасла загадочная гибель Маяковского четырьмя днями раньше. Второе подряд самоубийство ведущего деятеля культуры могло пагубно отразиться на имидже Страны Советов. А может быть вождю просто захотелось поиграть в кошки–мышки с публичным классовым врагом, упорно не желающим перекрашиваться в попутчика. Ведь не одной коммунистической пьесы Михаил Афанасьевич так и не написал. И открыто сообщил об этом своём решении в письме Правительству. Что же получил Булгаков после разговора со Сталиным? Он прибежал, как рассказывала его любовь всей жизни Елена Сергеевна, перевозбужден­ный, в эйфорическом настрое:

"Он позвонил мне, он позвонил!"
      Диалог Сталина с Булгаковым, переданный со слов Елены Сергеевны:

    – Что, может быть правда отпустить за границу? Что, очень мы вам надоели? — вкрадчиво прозвучал в трубке голос с сильным кавказским акцентом. 

      И этот бессильный ответ оцепеневшего, взятого врасплох Булгакова: 

     — Я думаю русский писатель не может жить без Родины! 
     — Да! Я тоже об этом так думаю! — удовлетворённо подытожил вождь, глупый интеллигент заглотил наживку. 
    И "подачка": а вы, голубчик, попроситесь во МХАТ, уверен, теперь они вам не откажут. 

     Булгаков было подумал, что теперь у него всё пойдёт иначе. Ничего подобного.
     Да, его мгновенно приняли во МХАТ, дали зарплату, он начал исполнять какие–то там обязанности и что–то там даже писать, но ничего кардинального не происходило! Его по–прежнему не печатали и не ставили. И он понял, что Сталин попросту обманул его, проявив мнимое участие. И только через 2 года, в 1932, выходя со спектакля во МХАТе, вождь небрежно кинул кому–то из дирекции: 

"Что–то я давно не видел у вас на сцене "Дней Турбиных"".
     И через две недели спектакль был восстановлен, у Булгакова начался недолгий период творческой реабилитации. 

     В 1934–м разыгрался спектакль с иностранными паспортами четы Булгаковых. Михаил Афанасьевич всё же всерьез задумался уехать.

     Их с женой попросили явиться в иностранный отдел горисполкома и заполнить необходимые бумаги. В предвкушении поездки, перебрасываясь шуточками, они подали анкеты, но чиновник, перед которым на столе лежали их паспорта, сослался на конец рабочего дня. Следующий день оказался выходным, а потом история повторилась вновь. Промариновав супругов три недели и насладившись комедией, власти прислали официальный отказ. На Булгакова было страшно смотреть, этот паспорт он ждал несколько лет.  Именно тогда у писателя начало развиваться заболевание, которое в последствии и унесло его жизнь.


     “Михаил Афанасьевич, – писала Елена Сергеевна, – чувствует себя ужасно – страх смерти, одиночества”. Зато паспорта получили все выезжающие за границу коллеги: артисты МХАТа, писатель Пильняк с женой. “Я арестант, – шептал он по ночам, – меня искусственно ослепили”. 
_______________________________________________________________

      Но самый кошмар случился с пьесой "Батум" в 1939. Уже полностью больной (в основном психически) и вновь отлучённый от работы писатель задумал пьесу о молодом Иосифе Джугашвили, чтобы хоть как–то улучшить своё существование.

     Понятное дело это был прогиб, и немалый, но не будем забывать личное отношение Булгакова к Сталину, к тому времени уже плотно вошедшему в образы Воланда и Понтия Пилата. Возможно для нас это не столь заметно, но все, кому писатель зачитывал авторский текст "Мастера и Маргариты" узнавали советского лидера сразу. Но речь не об этом.

     1939 год, круглый юбилей вождя, и театры наперебой встают в очередь за пьесой о любимом отце нации. Новой нации советских людей. Телефон в квартире Булгаковых не смолкает. В августе Михаил Афанасьевич с женой, в составе творческой группы "Батума", отправляется в Грузию, чтобы ознакомиться с атмосферой мест, вскормивших будущего вождя. 

     На станции Серпухов женщина–почтальон, войдя в купе Булгаковых и не разобрав фамилию, строго вопрошает: “Кто здесь Бухгалтер?”. Телеграмма–молния гласит:  “Надобность поездки отпала возвращайтесь Москву”.  "Люся," — шепчет жене Булгаков, — "он подписал мне смертный приговор!" Вернувшись домой, писатель начинает стремительно слепнуть и больше уже не встаёт. 

     До сих пор считается, что хроническая почечная недостаточность, которую назвали причиной смерти Булгакова, была психо-соматическим явлением. Именно после оглашения этого самого "смертного приговора" Булгаков начал стремительно умирать....

Читайте также: "Мифы и легенды Серпухова": первая смертная казнь в истории России и её связь с Серпуховом

5195

X
Сейчас читают